Катерина Шпица: «Когда слышен звук выстрела, ядро уже давным-давно вылетело!» (интервью, 2008 г.)

Катерина Шпица— Катерина, почему Вы решили стать актрисой, что послужило толчком для этого?

— Какой-то конкретный момент принятия решения я выделить не могу, к нынешнему положению вещей пришла закономерно, хотя и случайно. До 13 лет я жила в небольшом шахтёрском городке Инта в Республике Коми, училась в экспериментальной французской школе, где учебная программа составлялась по типу гимназической, то есть наряду с обычными общеобразовательными предметами мы занимались изящными и иными искусствами. Я занималась активной творческой деятельностью: играла главные роли в утренниках, всегда участвовала в конкурсах чтецов. По рассказам мамы, я ещё в двухлетнем возрасте веселила их взрослую компанию небылицами, которые сочиняла на ходу обо всём подряд, а потом в красках рассказывала. У бабушки на Украине, в селе Стецовка Черкасской области, в школьные годы я проводила летние каникулы, любила петь частушки с соседками, когда собирались посиделки, и участвовать в сельских праздниках, в общем, все признаки творческой натуры были налицо, но как ни странно, я не помню, чтоб мои родные пророчили мне актёрское будущее, артисткой, конечно, в шутку величали, но никто, даже я сама, тогда и не думал, что я выберу эту профессию.

Когда мы переехали в Пермь (это мамин родной город) и я поступила в театральную студию «КОД» к М.А. Оленёвой (у неё я и училась в дальнейшем, и работала в театре «Новая драма»), ещё ни я, ни родители всерьёз не думали, что всё зайдёт «так далеко». Но вот во время учёбы в старших классах потянулась цепь случайностей, которые привели меня к тому, что есть сейчас. Я – очень интуитивный человек и просто следовала туда, куда меня вела судьба. В 10-м классе я победила на пермском конкурсе красоты, интервью по окончании у меня брал журналист Герман Колесников (Впоследствии – руководитель одного из модельных агентств Перми. Прим. автора). Он в дальнейшем следил за тем, как развиваются события в моей творческой жизни и познакомил меня с московским фотографом Алексеем Васильевым, когда тот проводил в Перми кастинг (Алексей – фотограф-скаут крупных зарубежных модельных агентств. Прим. автора). Моделью стать я, конечно, не могла (рост не соответствует требованиям), но с Алексеем мы в итоге подружились, теперь он большой друг моей семьи. Следующий судьбоносный человек – Александр Корягин (В то время шоумен, а сейчас – учредитель одного из лучших ресторанов Перми класса люкс «Greece Underground Cafe». Прим. автора). Он организовывал и вёл мой выпускной вечер и посреди шума дискотеки поинтересовался, не занималась ли я танцами, и предложил поработать в клубе. Ну и когда я поступила на первый курс Пермского института культуры (факультет искусств, актёрское отделение), то начала работать танцовщицей go-go в одном из ночных клубов Перми.

А вот каким образом всё это соединилось и привело меня в Москву: как-то летом я застряла после отдыха в Москве, потому что не было билетов на поезд. В те четыре дня и произошли ключевые, как мне кажется, события. Алексей Васильев предложил за компанию с его подопечными сходить на кастинг в модельное агентство для работы на выставке. Директор агентства вышел в холл и спросил: «Кто тут профессионально танцует?». А я, не будь «квашнёй», взяла да и подняла руку. Так меня взяли моделью-танцовщицей в выставочный центр на стенд одежды польской фирмы «House». В один из дней директор агентства пришёл посмотреть, как мы работаем, отметил меня, предложил заключить с агентством контракт и пробоваться на «Фабрику звёзд». Контракт заключила, но на «Фабрику» не прошла. Зато мы условились, что я позже приеду в Москву и буду работать танцовщицей, а потом, глядишь, и поступлю, куда потянет.

Когда я вновь вернулась в Москву, жильё мне не предоставили и вообще, можно сказать, заниматься мной не стали. И спасибо огромное Алексею Васильеву за то, что посоветовал не возвращаться в Пермь, а приютил в своём доме. Он тогда уезжал в длительную командировку, оставив на меня хозяйство во главе с котом Ларсиком. Прежде чем агентство окончательно обо мне забыло, его директор привёл меня в продюсерскую студию к композитору Юрию Чернавскому. Там я нашла себе применение в качестве хореографа-репетитора, репетитора по английскому языку и, конечно, певицы. А менеджером в студии была Наталья Георгиевна Юнгвальд-Хилькевич, дочь знаменитого режиссёра «Трёх мушкетёров» Георгия Эмильевича Юнгвальд-Хилькевича. Он искал главную героиню для своего нового фильма «Адам и превращение Евы» и, просмотрев демо-ролики студии, попросил Наталью Георгиевну нас познакомить. Мы встретились в театре Куклачёва, где Георгий Эмильевич в тот момент работал как сценограф и художник. Мы пообщались, он меня сфотографировал, потом прислал сценарий, дальше были пробы и О! Утвердили!!! Композитором на картине был Владимир Васильевич Назаров. После окончания съёмок он по рекомендации Георгия Эмильевича взял меня к себе в театр – Музыкальный государственный театр национального искусства, где я и сейчас работаю как драматическая актриса, вокалистка и артистка балета и хора. Вот так: каждая встреча судьбоносна, каждое событие в жизни – толчок в будущее. Главное – быть слышащим, видящим, чувствующим, в общем, быть открытым судьбе и верным себе!

— Недавно на первом канале закончился многосерийный фильм «Принцесса цирка», где Вы играете роль Маши. Каким образом Вы стаиа сниматься в этом проекте, как проходил кастинг?

— Меня отобрали, по сути, по фото на сайте театра и пригласили вступить в агентство «Телеформат» с тем, чтобы пройти пробы в сериал. Алла Плоткина (заявленный режиссёр-постановщик сериала) сразу увидела во мне Машу, и после проб меня достаточно быстро утвердили.

— Вы играете роль подростка-инвалида, остро воспринимающего окружающую жизнь. Как проходила работа над ролью Маши?

— В эмоциональном плане было сложно. Легче всего играть роли, в которых проще пойти от себя, от своего личного опыта, а в данном случае я могла лишь попытаться приблизиться к душевному миру людей, которые лишены возможности полнокровно жить, творить, любить… Между дублями я старалась не выходить из кресла, чтобы как можно реальнее ощутить ограниченное пространство жизни моей героини. Иногда даже физически ощущала, как немеют ноги (видимо, в силу собственного убеждения, проникновения в образ), и это был, конечно, не отёк от длительного сидения в кресле, ведь всегда чувствуешь разницу между только физическим состоянием и чем-то, приходящим в твоё сознание во время работы над ролью. Я играла то, что мне совершенно не свойственно, это и сложно, и интересно, и удивительно!

— Маша, в отличие от Вас, внешне очень скромна. Трудно было психологически специально лишиться привлекательности?

Катерина Шпица— Удивительно, как Вы догадались, что я нескромна! (Лукаво улыбается). Нет, не трудно, мне не хотелось быть красоткой, даже казалось, что на экране я слишком уж хороша, но такое решение сценаристов оправдывало то, что Маша – художница, у неё есть талант, а значит – стержень и внутренний свет, и поэтому она красива, несмотря на свою инвалидность и порой накрывающее с головой отчаяние. Гораздо интереснее расцвести, стать сильнее, когда приходит любовь, а не быть вымазанной одной краской от первого кадра до последнего. В моём случае раскрыть персонаж было сложнее, потому что роль небольшая, появления на экране не часты, это требовало идентичности образа, иначе из-за временных разрывов в эфире он казался бы нелогично выстроенным, но я надеюсь, что хоть немного изменила свою героиню на протяжении сериала.

— Ваш экранный кавалер – клоун Чпок пытался по мере сил разукрасить серую жизнь Маши. Как Вам работалось с актёром Артёмом Мазуновым?

— Работалось легко, у нас совпадали взгляды на актёрское решение сцен, не помню ни одного конфликта или недопонимания, споров. Артём очень благодарный и деликатный партнёр, который не сбивает с собственного курса, внимательно слушает и даёт уместные и дельные советы.

— Сразу ли Вы нашли контакт со своей «мамой» – артисткой Викторией Верберг?

— Аналогичная ситуация произошла и с Викторией Верберг. Она сразу поддержала меня как старший товарищ. Со стороны Виктории не было даже малейшего намёка на её доминирующее положение как более опытной актрисы, на съёмочной площадке мы были мать и дочь. Говорят, у нас внешне есть что-то общее, самой мне сложно об этом судить, но я думаю, что если не внешне, то по-актёрски дуэт у нас получился.

— Поддерживаете ли Вы сейчас отношения с актерами сериала?

— Общаемся через Интернет, а лично, положа руку на сердце, виделась с командой после окончания съёмок на «шапке»…

— Что такое «шапка»?

— «Шапка» – это мероприятие по случаю окончания съёмок проекта, так обычно съемочные группы празднуют завершение съёмочного периода. На «Принцессе цирка» шапка была шикарная – с великолепной творческой частью (актёры исполняли подготовленные номера), а руководящие отделы приготовили презенты в виде календарей с фотографиями актёров, а ещё в процессе нам показали нарезку из кадров, которые не вошли в сериал: всякие приколы, где актёры смеялись, когда дубли не получались, ну и с другими шутками и показали первую серию. Мы также встретились на передаче Андрея Малахова «Пусть говорят», а также на совместном просмотре последних серий нашего сериала мы собрались большой толпой в одном кафе и вместе со всеми зрителями смотрели финал, это было очень здорово – коллектив, ностальгия… Как будет дальше, не знаю, у меня сложились лишь деловые отношения с кем-либо в силу того, что было мало съёмочных дней, перерасти в крепкие дружеские они не успели. Но это и естественно, людей объединяет общее дело, а когда оно сделано, жизнь их разводит, каждого из нас зовёт собственное будущее, новые проекты, тем более, чем старше становишься, тем трогательнее и осознаннее начинаешь относиться к истинной дружбе.

— Смотрели ли Вы сериал «Принцессу цирка», если да, то с какими чувствами?

— Сериал смотрела по мере возможности из профессионального интереса, простым зрителем ощутить себя не удалось (Улыбается).

— Какая атмосфера царила на съемочной площадке, все ли проходило гладко или возникали творческие и технические проблемы?

— Гладко всё проходить не может, у нас – у творческих людей – ровно не бывает, вдохновение приходит не всегда, а уж техника вообще иногда начинает жить своей жизнью. Насколько я успела ощутить, атмосфера сложилась дружеская, неконфликтная, все друг друга поддерживали, даже если кто и не нашёл общий язык, наверное, не выносил сор из избы и на работу это не влияло, а взрывы эмоций люди друг другу прощали, ведь съёмочный процесс – штука напряженная, зависящая от множества условий, условностей, случайностей и т.д.

— Сколько по времени проходили съемки сериала, как строился рабочий график?

— Сериал снимали ровно девять месяцев (Улыбается). Лично у меня съёмочных дней было немного, с большими перерывами между блоками, так что я успевала сниматься параллельно и в других проектах.

— Какое значение для Вашей дальнейшей карьеры сыграла роль Маши в фильме «Принцесса цирка»?

— А это мне предстоит ещё узнать! Каюсь, не помню, но кто-то из великих сказал: «Когда слышен звук выстрела, ядро уже давным-давно вылетело!». Я взяла первую часть высказывания. Как сей выстрел отзовётся, пока не ясно. Это конечно новая ступень, вклад в актёрский багаж, опыт работы в таком продолжительном проекте. Кстати, вторая часть высказывания звучит так: «Самое главное совершается в мысли». Просьба в небесную канцелярию подана, а вот будет ли она удовлетворена во многом зависит от меня самой, я намерена работать над собой как можно упорнее и больше. Верю, что впереди меня ждут новые роли, а какая из них судьбоносна или, может быть, я её уже сыграла, – пойму гораздо позже!!!

Беседовал Евгений Кудряц

Источники: http://kudryats.journalisti.ru/?p=30 (Андрей, 17 июля 2008 г.)

Запись опубликована в рубрике Интервью с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий